Артуро Бенедетти Микеланджели

Артуро Бенедетти Микеланджели — крупнейший художник фортепиано ХХ века. Пианист-загадка, чье творчество было с одной стороны признано музыкантами всего мира, но с другой стороны и сама его личность является до сих пор до конца непонятой и противоречивой, о нем при жизни складывались легенды. Образ пианиста строгого, непроницаемого, считавшего, что музыкант не имеет права быть интерпретатором, только лишь «транслятором» замысла композитора, при этом не добавляя своего Я в произведение, вызывал много споров и неприятия особенно у музыкантов романтического склада, творивших на сцене. Он был одержим совершенствованием сочинения, иногда разучивая произведение несколько лет, доводя его до собственного видения абсолюта. Его репертуар вследствие этого был крайне маленьким для такого уровня музыканта.

Родился музыкант 5 января 1920 года в Италии. Первые попытки обучения музыке относятся к четырёхлетнему возрасту, причем играл он сразу на двух инструментах, отдавая предпочтение скрипке. После 10 лет, переболев туберкулезом, мальчик сосредотачивается только на фортепиано. Он обладал совершенно уникальным музыкальным талантом, который позволил ему уже в 14 лет блестяще закончить консерваторию в Милане. Его жизненный путь был извилист, странен и не лёгок. В 15 лет Микеланджели живет в монастыре и работает органистом. В возрасте 17 лет музыкант участвует в международном конкурсе Брюсселе, получив там всего лишь 7 премию. До сих пор такая низкая оценка его игры считает «роковой ошибкой жюри». Но спустя всего лишь два года музыкант с легкостью выигрывает конкурс в Женеве, после которого ему могли бы открыться прекрасные перспективы и возможности для концертной деятельности... Начинается вторая мировая война. Ходила легенда, что во время войны пианист участвовал в движении сопротивления, был ранен в руку, сидел в тюрьме в течении 8 месяцев, откуда по счастливой случайности ему удалось бежать. Сам музыкант не любил касаться военной темы в своих интервью. Вскоре после окончания войны он возобновляет свою исполнительскую деятельность, попутно пробует силы в педагогике. Он организовал летние мастер-классы во Флоренции, преподавал в консерваториях Болоньи и Венеции. Причем никогда его не интересовала финансовая состоятельность учеников, очень часто он сам помогал талантливым начинающим музыкантам. Его своеобразный подход к изучению нового репертуара не позволял ему постоянно расширять свой репертуар. К тому же он играл публично только тогда, когда чувствовал себя прекрасно и ощущал вдохновенье и уверенность в том, что на сегодняшнем концерте ему удаться сыграть максимально удачно и близко к замыслу композитора. Неудивительно, что врядли существовало за всю историю пианиста, наиболее часто отменяющего и переносящего свои концерты. За ним закреплялась слава сложного, эксцентричного человека. Но характерны и другие случаи, когда он мог не отменить свой концерт после автомобильной аварии и выйти на сцену со сломанным ребром, пробыв потом в больнице около года.

В жизни этот великий музыкант был совершенно непритязательным человеком. Заниматься предпочитал по ночам, когда ничто ему не могло помешать, и не меньше 6-7 часов. Записывался он крайне неохотно, но после 1967 года, когда студия грамзаписи с который его связывали финансовые обязательства, разорилась, его финансовое состояние стало совсем критичным. Арестовали его имущество, включая самое ценное — рояли. Пресса того времени писала, что происходит неслыханное для музыканта такого уровня — его лишают возможности заниматься, отнимая инструменты. Причем, арест распространялся и на доходы от его будущих концертов. С болью и горечью в сердце музыкант вынужден был уехать из Италии навсегда в Лугано. Там он доживает свои годы. Количество концертов становилось все меньше и меньше. Свой последний концерт пианист сыграл в мае 1993 года в Гамбурге.

Личность этого музыканта стоит особняком среди всех пианистов ХХ века. Весь его облик — сосредоточенного, печального, полностью отрешенного от мира человека создавал особый образ его музыканта-одиночки. В его игре не было никакой театральности, искусственности, позерства. Он всегда признавался, что играет лишь для себя. Никакого заискивания перед публикой, ожидания аплодисментов. Иногда казалось, что сам факт исполнения перед слушателями его раздражает, и они ему мешают. Казалось, что его игра совершенно безупречна, продуманна до ноты, не подвержена никаким неожиданностям и импровизации. На это пеняли ему многие годы как обычные слушатели, так и именитые музыканты. Но, с другой стороны, во всех его трактовках было очень четко слышна его харизма и индивидуальность. Г. Нейгауз в своей рецензии на один из его концерт, проходивших в СССР написал: «Его музыка напоминает мраморное изваяние, ослепительно совершенное, призванное стоять столетиями без изменения, как бы неподчиненное законам времени, его противоречиям и превратностям… Бенедетти Микеланджели не только идеально слушает и слышит себя, — у вас впечатление, что он мыслит музыку во время игры, вы присутствуете при акте музыкального мышления, и потому, мне кажется, его музыка так неотразимо действует на слушателя… Слушая его, восхищаешься не только его огромным талантом, но и огромностью труда, требовавшегося для того, чтобы довести свои намерения и свои возможности до такого совершенства»


  • Дебюсси, Прелюдии, первая тетрадь
  • Дебюсси, Прелюдии, вторая тетрадь
  • Дебюсси, «Детский уголок»
  • Дебюсси, «Образы», первая серия
  • Дебюсси, «Образы», вторая серия
  • Шопен, Скерцо № 2 «Си-бемоль минор»
  • Шопен, Баллада № 1 «Соль минор»
  • Шопен, соната номер 2 «Си-бемоль минор»
  • Моцарт, концерт для фортепиано с оркестром номер 15 «Си-бемоль мажор» (K 450)
  • Скарлатти, сонаты для клавира
  • Шуман, Карнавал, op. 9
  • Шуман, Венский карнавал, op. 26

  • Реклама:

    © 2005—2009, artofpiano@mail.ru